среда, 22 мая 2019 г.

Цифровой гулаг

Образ будущего постепенно становится ясным - время всеобщей свободы прошло, точно также, как прошло время экономических успехов "славного тридцатилетия". Пикетти очень убедительно доказал, что повсеместный рост доходов после второй мировой войны, реальная возможность добиться чего-то собственным трудом и развитие экономики было лишь аномалией на долгом пути бесконечного угнетения бедных богатыми. Точно такой же аномалией стало возникновение различных гражданских свобод.


Тут нужно разделять два элемента наступающего кошмара.

Первый - это, собственно, сам цифровой гулаг. Электронные кандалы для каждого гражданина (кроме самых равных, конечно). Суть его заключается в том, что информационное общество даёт просто невероятные возможности контроля над людьми. Вся информация о людях как на ладони, что они покупают, где они ходят, с кем они встречаются и что они думают. Диктатуры прошедших времён сильно зависели от информаторов и от насилия. Новая диктатура устраняет обе проблемы.

Насилие никуда не делось, конечно, просто растворилось в "рыночном предложении" и имитации "удобства". Людям говорят - вам же удобно пользоваться безналичными платежами; вам же удобно носить с собой смартфон; вам же удобно общаться с другими людьми в соцсетях. И пока человеку это действительно удобно - никаких проблем не возникает, а вот если он попытается от этого отказаться, то на него обрушится чудовищное социальное давление.
 
В результате и информаторы исчезли за ненадобностью. Люди добровольно делают вещи, которые закрепощают их - сами на собственные деньги покупают жучки, передающие данные о местоположении, разговорах и покупках; заполняют подробнейшие досье на себя в отведённых для этого местах, с фотографиями, с видео; в других специально отведённых местах хранят свою личную и деловую переписку. Никому больше не нужны информаторы, каждый человек сообщает о себе больше информации, чем любой наблюдатель. Нужно только эту информацию обработать, но этим уже скоро будет заниматься искусственный интеллект. Простые нейросети  смогут вытаскивать из всего этого массива данных  ответ на вопрос, не злоумышляет ли гражданин чего супротив власти.

И ежели замышляет - тут, конечно, к нему применят уже настоящее насилие.

Особенно печально во всём происходящем то, что люди этого не замечают. Ровно таким же образом, как не замечали они замедления экономики после славного тридцатилетия. Целое поколение, даже два поколения выросли на абсолютной убеждённости, что можно работать и заработать, добившись чего-то своим трудом. Разумеется, им уже не объяснить, что их детей и внуков ждёт чудовищная судьба, обнищание, что усилия обесцениваются, что старые схемы больше не работают. Они привыкли, что всё хорошо - невозможно и страшно поверить, что вдруг станет плохо.

Действительно, ведь раньше мы делали то, что удобно, и ничего не происходило, с чего бы это должно произойти в будущем?


Здесь ярко проявляется второй элемент будущего - это постприватность. Она рождается из того самого мнимого "удобства", в котором человек под давлением окружения сам на себя заполняет множество досье. Человеку удобно оставлять номер телефона, номер кредитной карты, выкладывать резюме и фотографии из отпуска. Он вынужден заводить мессенджеры и социальные сети, чтобы не выпасть из круга общения, он вынужден вступать в рыночные отношения и передавать информацию о себе магазинам, банкам, страховым компаниям и прочим агрегаторам данных.

С раннего детства о человеке все всё знают. И он привыкает к этому. А поскольку это пока ничем ужасным для него не оборачивается, он начинает думать, будто бы это норма, будто бы ничего страшного не случится и в будущем.

Если в какой-то неопределённый момент времени в будущем кто-то наконец-то решит запустить цифровой гулаг на полную мощность - неважно под каким предлогом, то ли для защиты детей, то ли для защиты от терроризма, то ли для наступления мира во всём мире - вся информация на заключённых этого гулага уже будет собрана и сохранена. Заключённый нигде не сможет спрятаться, никуда не сможет сбежать. За ним будут следить миллионы камер, его как дичь будут загонять мобильные дроны, он будет обречён с того момента, как решил вести себя не по шаблону.

Все пророчества Замятина, Хаксли, Оруэлла и прочего "Чёрного зеркала" воплотятся в жизнь самым суровым способом.

Самые жестокие диктатуры не могли обнаружить тайные кружки заговорщиков. Но цифровой гулаг будет отслеживать изменения в маршрутах или просто распорядке дня людей. Тайная полиция не могла запретить людям простой обмен информацией, но цифровой гулаг сможет это делать.

Ситуация не безвыходная, но выход лежит исключительно в плоскости человеческого несовершенства. А именно - всякая абсолютно отлаженная система будет контролировать также и своих создателей. Но администратору цифрового гулага понадобится возможность свободного обмена информацией или использование наличных денег, или сокрытие собственных перемещений. Значит будут группы людей, ради которых система станет работать не идеально. Этой неидеальностью можно будет воспользоваться.

Но основная масса людей существенной разницы не заметит. Их потихонечку загонят за цифровую ограду и прикуют к соцсетям. Когда "удобное" вдруг станет "обязательным" люди завоют, но будет поздно.

Комментариев нет:

Отправка комментария